Типы взаимодействия родителей в соответствии с моделью поведения детей

Модель поведения II. Властная. Родители, дети которых следовали модели поведения II, получили более низкие оценки по выделенным параметрам. Они больше полагались на строгость и наказания, относились к детям с меньшей теп­лотой, меньшим сочувствием и пониманием, редко общались с ними. Они жестко контролировали своих детей, легко применяли свою власть, не побуждали детей выражать свое собственное мнение. Эта модель была названа властной.

Примеров подобной модели в мировой литературе, пожалуй, больше всего — это и об­ращение с детьми Плюшкина, и тираническая мамаша из «Господ Головлевых» и — если обратиться к более современным образам — многие персонажи произведений Людмилы Петрушевской.

Модель поведения III. Снисходительная. Родители, дети которых следовали модели поведения III, были снисходительными, нетребовательными, неорганизованными, плохо налаживали семейный быт. Они не поощряли детей, относитель­но редко и вяло делали замечания, не обращали внимания на воспитание незави­симости ребенка и его уверенности в себе. Эта модель была названа снисходи­тельной.

Яркий пример такой модели обрисован в романе Айрис Мэрдок «Черный принц» — су­пружеская чета Баффинов, писатель Арнольд и его жена Рейчел, мало занимаются воспи­танием дочери Джулиан, даже в 17 лет считают ее ребенком, но при этом не обращают внимания на ее сложный характер и проблемы, которые он порождает.

Любая деформация семьи приводит к отрицательным последствиям в развитии личности ребенка. Можно выделить два типа деформации семьи: структурную и психологическую. Структурная деформация семьи — не что иное, как наруше­ние ее структурной целостности. В наши дни это обычно связано с отсутствием одного из родителей (когда-то ранее о такой деформации говорилось и при отсут­ствии в семье бабушек и дедушек).

Французский писатель Эрве Базен полностью посвятил свой роман «Анатомия одного развода» тому, как калечит психику четверых детей разрыв их родителей — художника Луи и домохозяйки Алины.

Психологическая деформация семьи связана с нарушением системы межлич­ностных отношений, а также системы отрицательных ценностей, асоциальных установок и т. п. Сюда можно отнести самые разные факторы — от жажды нако­пительства до алкоголизма.

Существует много исследований, посвященных влиянию фактора неполной семьи на личность ребенка. Так, установлено, что мальчики гораздо острее дево­чек воспринимают отсутствие отца. В таких семьях мальчики более беспокойны, более агрессивны и задиристы. Особенно сильно заметна разница между мальчи­ками в семьях с отцами и без них в первые годы жизни детей. В ходе одного из исследований было установлено, что 2-летние дети, чьи отцы умерли до их рожде­ния, живя с матерями-вдовами, были менее самостоятельны, проявляли тревож­ность и агрессивность в большей степени, чем дети, у которых были отцы (П. Массен, Дж. Конджер и др., 1987). При обследовании детей старшего возраста выяс­нилось, что поведение мальчиков, растущих без отцов, оказалось менее мужественным в сравнении с теми, у кого были отцы. С другой стороны, оказа­лось, что поведение и личностные особенности девочек, выросших только с мате­рями, мало чем отличаются от тех, кто жил в полной семье. Но в интеллектуаль­ной деятельности обнаруживается разница в пользу полной семьи.



Долгое время считалось, что структурная деформация семьи является важней­шей причиной нарушения личностного развития ребенка. Это подтверждалось и статистическими данными (как зарубежными так и отечественными): выборки подростков просоциальной и асоциальной, в том числе и криминальной направ­ленности существенно отличаются между собой по критерию «полная — непол­ная семья».

В настоящее время все большее внимание уделяется фактору психологической деформации семьи. Многочисленные исследования убедительно свидетельствуот, что психологическая деформация семьи, нарушение системы межличностных отношений и ценностей в ней оказывают мощнейшее влияние на негативное развитие личности ребенка, подростка, приводя к различным личностным деформа­циям — от социального инфантилизма до асоциального и делинквентного поведе­ния.

Дисгармоничное развитие некоторых черт характера ребенка может зависеть от особенностей семейных взаимоотношений. Если родители недооценивают спе­цифику характера детей, конфликтность может не только усилиться, но и привес­ти к развитию патохарактерологических реакций, неврозов, формированию пси­хопатического развития на базе акцентуированных черт. Некоторые типы акцен­туаций наиболее чувствительно реагируют или особенно уязвимы в отношении определенных типов семейных отношений. А. Е. Личко выделяет несколько типов неправильного воспитания.



Гипопротекция — недостаток опеки и контроля, истинного интереса к делам, волнениям и увлечениям подростка. Особенно неблагоприятны при акцентуаци­ях по гипертимному, неустойчивому типу и конформному типам.

Доминирующая гиперпротекция — чрезмерная опека и мелочный контроль. Не приучает ребенка к самостоятельности и подавляет чувство ответственности и долга. Особенно неблагоприятна для акцентуаций по психастеническому, сен-ситивному и астеническому типам, усиливает у них астенические черты. У гипер-тимных подростков приводит к резкой реакции эмансипации.

Потворствующая гиперпротекция — недостаток надзора и некритическое отношение к нарушениям поведения у подростков. Это отношение способствует развитию неустойчивых и истероидных черт.

Воспитание в культе болезни — это ситуация, при которой болезнь ребенка, даже незначительное недомогание, предоставляет ему особые права и ставит его в центр внимания семьи. Культивируется эгоцентризм и рентные установки.

Когда в семье присутствует эмоциональное отвержение, ребенок ощущает, что им тяготятся. Эта установка тяжело сказывается на лабильных, сенситивных и астенических подростках, усиливая черты этих типов. Возможно заострение черт и у эпилептоидов.

Условия жестких взаимоотношений выражается в срывании зла на подрост­ке и душевной жестокости. Способствует усилению черт у эпилептоидов и разви­тию эпилептических черт на основе конформной акцентуации.

Условия повышенной эмоциональной ответственности состоят в том, что на ребенка возлагаются недетские заботы и завышенные требования. Очень чув­ствительным оказывается психастенический тип, черты которого заостряются и могут переходить в психопатическое развитие или невроз.

Противоречивое воспитание — это несовместимые воспитательные подходы различных членов семьи. Такое воспитание может оказаться особенно травмиру­ющим для любых типов акцентуаций.

Отношение к семье в ходе взросления меняется. В процессе социализации группа ровесников в значительной степени замещает родителей (по выражению X. Ремшмидта, происходит «обесценивание» родителей). Перенос центра социа­лизации из семьи в группу ровесников приводит к ослаблению эмоциональных связей с родителями. Необходимо заметить, что замечания относительно «обес­ценивания» родителей в подростковом и юношеском возрасте являются очень рас­пространенными и даже, можно сказать, стали общим местом. Например, для под­росткового возраста описана специальная поведенческая особенность «реакция эмансипации». Исследователи неоднократно делали попытки объяснить ее с эволюционно-биологической точки зрения. Однако не следует преувеличивать: гипер­болизация идеи о «замещении родителей» группой сверстников мало соответству­ет реальной психологической картине.

Судя по данным исследований, родители как центр ориентации и идентифика­ции отступают для подростков на второй план — но лишь в определенных облас­тях жизни. Для большинства молодых людей родители и особенно мать остаются главными эмоционально близкими лицами.

Например, одно из исследований показало, что в проблемных ситуациях наи­более эмоционально близким, доверенным лицом для подростка прежде всего слу­жит мать, а затем, в зависимости от ситуации в разной последовательности — отец, подруга или друг. В ходе другого исследования старшеклассникам предло­жили ответить, с кем они предпочли бы проводить свое свободное время — с родителями, с друзьями, в компании сверстников своего пола, в смешанной ком­пании и т. д. Родители оказались у юношей на последнем (шестом) месте, у деву­шек — на четвертом месте. Однако отвечая на вопрос «С кем бы ты стал совето­ваться в сложной житейской ситуации?» — и те и другие поставили на первое место мать. На втором месте у мальчиков оказался отец, у девочек — друг, под­руга. Иначе говоря, как заметил по поводу этих результатов психолог И. С. Кон, с друзьями приятно развлекаться, но в трудную минуту лучше обратиться к маме. Последние данные, полученные на выборках современных подростков, юношей и девушек, подтверждают эту тенденцию. Как показано в одном таком исследова­нии (А. А. Реан, М. Ю. Санникова), в системе отношений личности к социальному окружению именно отношение к матери оказалось наиболее положительным. Было установлено, что снижение положительного отношения к матери, увеличе­ние негативных дескрипторов (отрицательных характеристик) при описании ма­тери соотносится с общим ростом негативизации всех социальных отношений лич­ности. Можно предполагать, что за этим фактом кроется фундаментальный фено­мен проявления тотального негативизма (негативизма ко всем социальным объектам, явлениям и нормам) у тех личностей, для которых характерно негатив­ное отношение к собственной матери. В целом, как установлено в исследовании, негативное отношение к матери является важным показателем общего неблаго­получного развития личности.

Резюме

Семья является важнейшим институтом социализации личности. Именно в семье человек получает первый опыт социального взаимодействия. На протяжении опре­деленного времени семья вообще является для ребенка единственным местом по­лучения такого опыта. Семью можно рассматривать в качестве модели и формы базового жизненного тренинга личности. Социализация в семье происходит как в результате целенаправленного процесса воспитания, так и по механизму соци­ального научения. В свою очередь, сам процесс социального научения также идет по двум основным направлениям. С одной стороны, приобретение социального опыта идет в процессе непосредственного взаимодействия ребенка с родителями, братьями и сестрами, а с другой стороны, социализация осуществляется за счет наблюдения особенностей социального взаимодейсвтия других членов семьи меж­ду собой. Любая деформация семьи приводит к негативным последствиям в разви­тии личности ребенка. Можно выделить два типа деформации семьи: структур­ную и психологическую. Структурная деформация семьи есть не что иное, как нарушение ее структурной целостности, что в настоящее время связывается с от­сутствием одного из родителей. Психологическая деформация семьи связана с нарушением системы межличностных отношений в ней, а также с принятием и реализацией в семье системы негативных ценностей, асоциальных установок и т. п. В настоящее время все большее внимание уделяется именно фактору пси­хологической деформации семьи. Многочисленные исследования убедительно свидетельствуют, что психологическая деформация семьи, нарушение системы межличностных отношений и ценностей в ней оказывают мощнейшее влияние на негативное развитие личности ребенка, подростка, приводя к различным личност­ным деформациям — от социального инфантилизма до асоциального и делинквентного поведения. Имеются данные, что хотя родители как центр ориентации и идентификации отступают в подростковом и юношеском возрасте на второй план, это относится лишь к определенным областям жизни. Для большинства молодых людей родители и особенно мать остаются главными эмоционально близкими ли­цами и в этом возрасте.

Вопросы и задания для самоконтроля

1. Каковы пути социализации личности в семье?

2. Как влияет стиль родительского поведения на социальное развитие ребенка? Какие модели родительского поведения вы знаете?

3. Что такое структурная и психологическая деформация семьи?

4. Каково влияние структурной и психологической деформации семьи на развитие личности?

5. Как изменяется роль и значение семьи по мере взросления ребенка?


tipologiya-politicheskogo-riska-po-ch-kennedi.html
tipologiya-prakticheskih-organizacionnih-problem.html
    PR.RU™