Типы местоименно-соотносительных предложений

По характеру соотносительных слов и средств связи частей местоименно-соотносительные сложноподчинен­ные предложения делят на три типа.

1. Предложения первого типа характеризуются тем, что допускают любое из соотносительных слов, кроме наиболее отвлеченного слова то2х и устойчивых сочета­ний до того, до такой степени, таким образом, выбор же союзного средства в них ограничен — в них возможны только относительные местоимения, соответствующие по значению соотносительным словам: Лесная книга даётся только тем, кто хочет читать её без всякой ощути­мой пользы для себя или корысти (Пр.); То, что я принял за облако, был густой утренний туман над Клязьмой-рекой (Ант.); Серпилин хорошо представ­лял себе, что такое эта сегодняшняя ночь там, где теперь идёт главная война (Сим.); И разве «Буря мглою небо кроет» звучит для меня так, как это звучало, например, для Брюсова, росшего на Трубе в Москве? (Бун.).

2. В предложениях второго типа одинаково ограни­чен и круг соотносительных слов и круг союзных средств. Они содержат соотносительные слова с опре­делительным — качественным или количественным — значением, а союзными средствами в них служат асе­мантичные союзы что, чтобы и союзы, выражающие значение ирреального сравнения: Я, братец, так люблю её, что даже боюсь своей любви (Бун.); Стояла такая темень, что в комнате не видно было окон (Ант.); Серпилин видел своими глазами столько смертей, что давно потерял им счёт (Сим.); Но, видно, не такое наступило время, чтобы старикам можно было тихо помирать в родных куренях (Ш.); Дожди были такие, будто не вода, а серебро лилось с неба (Пауст.); Мотя встретила Трубникова так, словно он к ней в гости пожаловал (Наг.).

3. В предложениях третьего типа максимально огра­ничен круг соотносительных слов и максимально широк круг союзных средств. Эти сложноподчиненные пред­ложения содержат наиболее семантически опустошен­ное, формализованное соотносительное слово то?;, в

1 Цифровой индекс указывает на отвлеченное значение, отли­чающее это соотносительное слово от конкретно-предметного то/.

качестве же союзных средств здесь возможны все относительные местоимения (кроме что) и асемантич- ные союзы что и чтобы, ср.: Трудность состояла в том, как совместить быстроту и точность обработки дета­ли.— Трудность состояла в том, что при убыстрении обработки детали снижалась точность.— Задача со­стояла в том, чтобы одновременно увеличить и быстроту и точность обработки детали.



С этими формальными особенностями в наборе воз­можных соотносительных слов и союзных средств связа­ны различия в принципе организации сложноподчинен­ного предложения — в характере анафорической функ­ции соотносительных слов. Предложения первого типа (с соотносительными словами, имеющими предметное, пространственное или определительное значение, и с со­ответствующими им по значению относительными место­имениями как союзными средствами) строятся на осно­ве прямой соотнесенности между соотноситель­ным и союзным словами и отождествления их семантического наполнения. В предложениях второго типа (с соотносительными словами, имеющими опреде­лительное значение, и с союзами) соотносительное слово связано со всей придаточной частью, но связь эта имеет косвенный, опосредованный характер, опира­ется на элементы смысла, не получающие отдельного словесного выражения, а свойственные конструкции в целом, и предполагает соотнесенность между содержа­нием придаточной и главной частей в целом. В пред­ложениях третьего типа (с соотносительным словом го2, допускающим и относительный и союзный способ выра­жения связи) соотносительное слово вмещает в себя все содержание придаточной части и включает его в главную как единый компонент ее семантико-синтакси- ческой структуры. Так, в предложениях первого типа Я взял с собой то, что было необходимо; Как в книжке написано, так я и сделал наблюдается такое соответ­ствие: то — что, так — как. В предложении второго ти­па Я так устал, что еле дошёл до дома между соотноси­тельным словом так и придаточной частью нет прямой соотнесенности, связь между ними основана на отноше­ниях следствия, которые предполагают смысловую соотнесенность между главной и придаточной частями. В предложении третьего типа Эта книга хороша тем, что заставляет задуматься семантическое наполнение го2 (это слово представлено формой творительного паде-





жа) равно содержанию придаточной части: между ними существует прямая соотнесенность, основанная на вме­щающей функции соотносительного слова.

Эти три типа предложений различаются также осо­бенностями порядка частей. Предложения второго типа имеют фиксированный порядок частей: придаточная часть обязательно постпозитивна. Предложения перво­го и третьего типов представляют собой гибкие структу­ры, но закономерности расположения частей, влияние порядка слов на структуру и значение сложноподчинен­ного предложения в них различны.

Из всех признаков, различающих типы местоименно- соотносительных сложноподчиненных предложений, наиболее существенным и глубоким является характер анафорической функции соотносительного слова, опре­деляющий отношение между главной и придаточной частями. Поэтому для них можно принять следующие обозначения, указывающие на специфику анафори­ческой функции соотносительного слова: 1) отождестви- тельные предложения; 2) предложения фразеологи­ческого типа; 3) вмещающие предложения.

Классификация сложноподчиненных предложений может быть изображена схематически (см. с. 762).

БЕССОЮЗНЫЕ СЛОЖНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

§ 90. БЕССОЮЗНЫЕ СЛОЖНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В СИСТЕМЕ

СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

Бессоюзное сложное предложение представляет со­бой явление синтаксической системы, во многом еще не познанное наукой. В значительной степени это объясня­ется тем, что долгое время внимание было обращено на факты кодифицированного литературного языка, кото­рый отождествлялся с литературным языком вообще. Между тем сферой бытования бессоюзного сложного предложения является преимущественно разговорный язык.

В кодифицированном литературном языке основной тип сложного предложения — союзный. В научной и де­ловой речи бессоюзные сложные предложения почти не употребляются, здесь допускаются лишь немногие их виды. Более широко бессоюзные сложные предложения представлены в художественной литературе, причем преимущественно в таких ее сферах, которые прямо имитируют разговорный язык (в драматических про­изведениях и в речи героев в художественной прозе), а также в публицистических произведениях с установ­кой на раскованность речи. Широко и своеобразно используются бессоюзные сложные предложения в сти­хотворной речи.

В разговорном языке во многих случаях бессоюзное оформление сложного предложения составляет норму, в то время как для кодифицированного литературного языка оно представляет отклонение от нормы, допусти­мое лишь в ограниченных речевых сферах. Так, бес­союзные сложные предложения, соответствующие местоименно-соотносительным сложноподчиненным предложениям кодифицированного языка, в разговор­ном языке последовательно и регулярно оформляются без союзов и соотносительных слов: С нами в лесу гу­лял / в его классе будет учиться (ср.: Тот, кто с нами в лесу гулял, в его классе будет учиться)-,— А крепко он у вас спит? — Он спит / разбудить невозможно (ср.: Он спит так крепко, что... или: Он спит так, что...), Дождь был / до нитки промокли (ср.: Дождь был такой, что...).

Ни в одной речевой сфере кодифицированного ли­тературного языка не представлено все многообразие бессоюзных сложных предложений, бытующих в раз­говорном языке. Существует много их образцов, кото­рые реализуются только в разговорном языке. Таковы, например, бессоюзные сложные предложения, эквива­лентные сложноподчиненным предложениям с присуб- стантивной придаточной частью: А это и есть та кукла / ты из ГДР привёз? (= которую ты из ГДР привёз), Дай-ка мне рубашку / я в театр хожу (= ту рубашку, в которой...).

Функционирование бессоюзных сложных предложе­ний преимущественно в сфере разговорного языка объ­ясняется спецификой их формальной и смысловой ор­ганизации. В бессоюзных сложных предложениях смыс­ловые отношения между частями не имеют эксплицит­ного выражения и должны извлекаться адресатом речи из содержания частей с опорой на фонд общих знаний у слушающего и говорящего. В условиях, когда говоря­щий и адресат речи находятся в непосредственном кон­такте и говорящий может постоянно контролировать понимание сказанного им, а при необходимости и кор­ректировать неверное толкование, бессоюзные сложные предложения оказываются экономной и потому удобной конструкцией.

§ 91. ПОНЯТИЕ БЕССОЮЗНОГО СЛОЖНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

До 50-х годов нашего века в науке господствовал взгляд, согласно которому бессоюзные сложные пред­ложения рассматривались не как особая синтакси­ческая структура, а как предложения с «опущенными» союзами. При таком взгляде на бессоюзные предложе­ния задача их изучения сводилась к подведению тех или иных бессоюзных предложений под типы союзных; не­обходимость специального изучения их структуры от­падала.

С 50-х годов получил распространение принципиаль­но новый взгляд на бессоюзные сложные предложения, который основан на признании бессоюзных предложе­ний особым структурно-семантическим классом сложно­го предложения. Это признание повлекло за собой отказ от традиционного уподобления бессоюзных предложе­ний союзным и разработку классификации бессоюзных предложений на основе специфики их структуры и се­мантики. Наибольшую известность получила клас­сификация Н. С. Поспелова.

В основу деления бессоюзных сложных предложений им положен последовательно проводимый семантиче­ский критерий. Среди бессоюзных предложений разли­чаются два основных типа: 1) предложения однород­ного состава, части которых однотипны в смысло­вом отношении и одинаково относятся к образуемому ими целому; 2) предложения неоднородного со­става, части которых разнотипны в смысловом отно­шении и представляют разные стороны образуемого ими целого. Внутри этих типов выделяются частные раз­новидности — также по характеру смысловых отноше­ний между частями сложного предложения. Среди предложений однородного состава различают пред­ложения со значением перечисления и со значением сопоставления. Среди предложений неоднородного со­става различают предложения со значениями обуслов­ленности, причинно-следственным, изъяснительным, по­яснительным и присоединительным.

Эта классификация является важным этапом в изу­чении бессоюзного сложного предложения. Однако она

не направлена на изучение его формальной организа­ции. Между тем бессоюзные сложные предложения — это предложения со специфической формальной органи­зацией, а потому их классификацию нужно строить с учетом формальных различий, как это делается при классификации союзных сложных предложений.

§ 92. БЕССОЮЗНЫЕ СЛОЖНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ОТКРЫТОЙ И ЗАКРЫТОЙ СТРУКТУРЫ

Если классификацию бессоюзных сложных пред­ложений строить на тех же основаниях, какие лежат в основе систематизации союзных сложных предложений, то обнаружится следующее. В сфере бессоюзия, как и в сфере союзной связи, противостоят друг другу сложные предложения открытой и закрытой структуры. Признак - открытости ~ закрытости структуры сложного пред­ложения обладает большей различительной силой, чем признак бессоюзной ~ союзной связи. Все предложения открытой структуры — как бессоюзные, так и союзные — сходны по строению; более того, в пред­ложениях открытой структуры возможно объединение бессоюзия и союзной связи. Сложные предложения открытой структуры в целом составляют особый фор­мальный тип сложносочиненного предложения, харак­теризующийся большой внутренней однородностью, в рамках которого противопоставление бессоюзия и союз­ной связи не является таким существенным, как про­тивопоставление бессоюзия и союзной связи в сложных предложениях закрытой структуры.

Для сложных предложений закрытой структуры, напротив, противопоставление бессоюзия и союзной связи чрезвычайно существенно.

Бессоюзные сложные предложения закрытой структуры составляют особый фор­мальный тип: в них нет противопоставления сочини­тельной и подчинительной связи, поскольку закрытость структуры возможна как при сочинительной, так и при подчинительной связи, а специфические средства выра­жения той или иной связи в этих предложениях отсут­ствуют.

Попытки положить интонационные конструкции в основу деления этих бессоюзных сложных предложений на сочиненные и подчиненные несостоятельны, так как между интонационными конструкциями и классами бес­союзного сложного предложения нет прямого и обяза­тельного соответствия: одно и то же по форме и лекси­ческому наполнению бессоюзное предложение в разных речевых условиях может иметь разное интонационное оформление. В бессоюзных предложениях закрытой структуры, таким образом, выражается особый, свой­ственный только сложному предложению и не пред­ставленный в словосочетании и простом предложении вид связи — недифференцированная син­таксическая связь.

Среди бессоюзных сложных предложений с недиф­ференцированной синтаксической связью противостоят друг другу два формальных класса: 1) предложения типизированной структуры, т. е. предложе­ния, части которых имеют какую-то специфическую формальную организацию; 2) предложения нетипи- зированной структуры, т. е. предложения, части которых не имеют специфической формальной органи­зации.

§ 93. БЕССОЮЗНЫЕ СЛОЖНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ТИПИЗИРОВАННОЙ СТРУКТУРЫ

По характеру формальной организации бессоюзные сложные предложения типизированной структуры бывают трех видов: 1) предложения с анафорическим элементом в одной из частей; 2) предложения с факуль­тативной позицией заключительной частицы; 3) пред­ложения с незамещенной синтаксической позицией в первой части.

1. Предложения с анафорическим элемен­том бывают двух видов в зависимости от того, в какой из частей содержится анафорический элемент; эти виды различаются также характером анафорических элемен­тов и смысловыми отношениями между частями пред­ложения.

Бессоюзные сложные предложения, в которых ана­форический элемент (слово с информативной недоста­точностью, содержание которого раскрывается с помощью другой части предложения) содержится в первой части, по характеру отношений между час­тями сближаются с местоименно-соотносительными сложноподчиненными предложениями. Однако в отли­чие от местоименно-соотносительных предложений бес­союзные предложения не содержат грамматикализован­ных лексических элементов, подобных соотносительным словам. Анафорическим элементом в их составе может быть указательное местоимение, сочетание указатель­ной частицы с вопросительным местоимением, определи­тельное местоимение с совокупным или выделительным значением, сочетание неопределенного местоимения с прилагательным, отвлеченное существительное, т. е. любое слово, которому постоянно или окказионально свойственна информативная недостаточность, служеб­ная функция: Скажу вам только одно: нельзя сидеть сложа руки (Ч.); К этой заботе прибавлялась другая: ночью наступала очередь Мешкова караулить квартал (Фед.); Чудик обладал одной особенностью: с ним постоянно что-нибудь случалось (В. Ш.).

В бессоюзных сложных предложениях, в которых анафорический элемент помещается во второй части, в качестве анафорических элементов исполь­зуются только указательные и лично-указательные местоимения или сочетания указательной частицы вот с относительным местоимением: Блеск огней достигал до самого дна бухты, так прозрачна была морская вода (Пауст.); Лохматые волосы хочется тронуть рукой — такие они пушистые и мягкие (Либ.); От берега стал доноситься сплошной рёв: там по песку шёл чудовищ­ный накат (Ю. К.); Изредка от края до края мола перекатывался заунывный шум — то спросонок раз­бивалась о камни волна (Пауст.); Самые значитель­ные слова от неумеренного употребления теряют свой внутренний смысл — в последующем мы не раз убежда­лись в этом (Гал.); Необычайность жизни Марии Стюарт — вот что поразило писателя (Кав.).

2. Бессоюзные сложные предложения с факуль­тативной позицией заключительной частицы реально или потенциально включают перед второй частью заключительную частицу так (реже то) : Мне бы смолчать, (так) ссоры бы не было; Я ухожу, (так) вы дверь заприте; Позовут вас, (так) идите; Заденешь куст, (так) тебя всего росой обдаст. В этих предложениях выражаются недифференцированные от­ношения временной соотнесенности и обусловленности между двумя ситуациями.


При определенном лексическом наполнении и со­отношении модально-временных планов частей бес­союзные сложные предложения этого типа характеризу­ет более узкое значение. Так, значение ирреального
условия имеют предложения с модальностью предпо­ложительности: Маньке иногда кажется: не ходи она каждый день с почтой по этой тропе, всё бы давно заглохло (Ю. К.); ср. также приведенный выше пример с формами сослагательного наклонения в обеих частях.

3. Бессоюзные сложные предложения с незаме­щенной синтаксической позицией в соста­ве одной части (как правило, она бывает первой) по характеру отношений между частями и по строению частей сходны с изъяснительными предложениями. Их сближает то, что структурные схемы и тех и других предполагают 1) наличие в одной из частей (главной в сложноподчиненном предложении и семантически ана­логичной ей в бессоюзном) опорного слова опре­деленной семантики, с которым соотносится вторая часть предложения; 2) отсутствие при опорном слове распространяющей его формы слова, которая является альтернантом части сложного предложения, т. е. нали­чие незамещенной синтаксической позиции; ср.: Было ясно: мы опаздываем.— Было ясно, что мы опаздываем; Он сказал: «Позвони в лабораторию».— Он сказал, что­бы я позвонил в лабораторию; Я спросил: «Куда вы так спешите?».— Я спросил, куда они так спешат.

§ 94. БЕССОЮЗНЫЕ СЛОЖНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ НЕТИПИЗИРОВАННОЙ СТРУКТУРЫ

Бессоюзные сложные предложения нетипизирован- ной структуры не имеют выразительных примет, которые позволили бы различать внутри них классы на формаль­ных основаниях (типы.) Составляя один формальный тип, эти предложения различаются по значению, по ха­рактеру смысловых отношений между частями. Наибо­лее употребительны две семантические разно­видности бессоюзных предложений нетипизирован- ной структуры.

1. Первая часть объяснительных предложений содержит сообщение о событии, а вторая комменти­рует это сообщение, давая ему мотивирующее или уточняющее пояснение. В предложениях мотиви­рующего пояснения вторая часть содержит обоснование того, что сказано в первой: [,Левитан шёпо­том читал стихи Тютчева.] Чехов делал страшные глаза и ругался тоже шёпотом,— у него клевало, а стихи

25 Современный русский язык
пугали осторожную рыбу (Пауст.); Надо тихо идти: можно увидеть, как горлинка тут пьёт воду (Пр.); Дав­но, видно, никто не подходил к колодцу: вокруг плотно стелилась кудрявая мурава (Фед.); Серпилин не отве­тил: не хотелось ни спорить, ни говорить (Сим.); Ботинки зашнуровывались плохо: железки от шнурков давно отвалились, концы стали похожи на кисточки и не пролезали в дырки (Ант.).

В предложениях уточняющего пояснения части по-разному сообщают об одном событии: первая часть содержит более общее сообщение (часто не­развернутое), а вторая — более конкретное (часто более полное): Столетние усилия дерева сделали своё: верхние ветви эта ель вынесла к свету (Пр.); Дупло дят­лов приходится искать точно так же, как и грибы: всё время напряжённо смотришь перед собой и по сторонам (Пр.); Стали жить по-заветному — всякий Демид себе норовит (Фед.); Война как монета: сколько ни катится, а всё равно на ребро не станет — ляжет или орлом, или решкой (Сим.); Работа у него, видно, была интерес­ная: на заливных придонских лугах возле Кумшака делал он дамбу (Ант.).

2. Вторая часть сопоставительных предложе­ний содержит сообщение, которое существенно отлича­ется от сообщения, содержащегося в первой части: Час дворников уже прошёл, час молочниц ещё не начинался (И. и П.); Левитан хотел солнца, солнце не показывалось (Пауст.); Её пробовали унять, она ещё отчаяннее ярилась (Пауст.).

Смысловые различия между бессоюзными сложными предложениями нетипизированной структуры создают­ся разным лексическим наполнением частей и некото­рыми другими особенностями их смысловой и коммуни­кативной организации. Условием появления сопоста­вительного значения, например, является симметрич­ность соотношения актуального и грамматического чле­нения внутри частей и наличие в них членов (не менее двух), находящихся в ассоциативных связях друг с другом. Так, в предложении С отцом советоваться не мог, с другом смог бы актуальное членение одинаково отделяет первый субстантивный компонент (с отцом — с другом) от сказуемого в обеих частях; при этом и данные субстантивные компоненты и сказуемые (со­ветоваться не мог — смог бы) составляют ассоциатив­ные ряды.

Все сказанное о типах бессоюзных сложных пред­ложений закрытой структуры может быть схематически представлено следующим образом:


РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Белошапкова В. А. Сложное предложение в современном рус­ском языке. М., 1967.

Грамматика современного русского литературного языка. М., 1970. С. 652—740.

Крючков С. Е., Максимов Л. Ю. Современный русский язык: Синтаксис сложного предложения. М., 1977.

Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. С. 462—474.

Пешковский А. М. Существует ли в русском языке сочине­ние и подчинение предложений // Избр. труды. М., 1959.

Поспелов Н. С. О грамматической природе и принципах клас­сификации бессоюзных сложных предложений Ц Вопросы синтаксиса современного русского языка. М., 1950.

Поспелов Н. С. Сложноподчиненное предложение и его струк­турные типы // Вопр. языкознания. 1959. № 2.

Русская грамматика. М., 1980. Т. 2. С. 461—471, 539—541, 615—616, 634—636, 650—656.

Черемисина М. И., Колосова Т. А. Очерки по теории сложного предложения. Новосибирск, 1987. Очерки 5, 6, 9.


tipi-motivacionnih-konfliktov-klevin.html
tipi-nacionalnih-konfliktov.html
    PR.RU™