Типы людей и понимание между ними

Образ Божий иконически отображён на всём тварном мире. Нет и не может быть никакой окачественности всего тварного, что не было бы отражением образа Божия, потому что нет никакой другой причины ничего сущего, кроме Бога. Вот и душа каждого человека во образ Святой Троицы имеет три грани: свой ум (во образ Отца), своё слово (логос) (во образ Сына Божия) и свой дух (волю, жизнь), (во образ Св. Духа). Таково учение святых Отцов.

Но, каждый человек уникален и неповторим. В чём же причина? Очевидно, что в каждом человеке ипостасные свойства Каждого из Лиц Св. Троицы в душе его отображены в различной степени. Один больше сообразен Отцу, другой - Сыну, третий Духу Святому.

Возможно, что в одной душе по преимуществу отображены свойства Отца и Сына, примерно в равной степени, в другой - Отца и Духа Святаго, в третьей - Сына и Духа Святаго. Тогда мы имеем уже шесть различных типов людей, непохожих один на другого. А сколько возможно вообще таких типов?

Рассмотрим такой пример. Видимый физический свет всегда воспринимался человечеством как тварный образ Божества. Однако, мы знаем, что все цветовые оттенки света могут быть образованы тремя основными цветами: Красным, жёлтым и синим. Эти цвета так и называют: "основными". И есть три дополнительных цвета: Оранжевый, фиолетовый и зелёный. Они образуются смешением двух из каких-либо трёх основных. При добавлении третьего получается полнота - белый свет, потому эти цвета и называют дополнительными. Но возможны и другие оттенки, в зависимости от того в каких пропорциях будут смешаны основные цвета. И оттенков этих может быть бесконечное множество. Также и уникальных, неповторимых людей, отображающих свойства божественных Ипостасей может быть теоретически бесконечное множество, в зависимости от того, как в них отображены ипостасные свойства Лиц Святой Троицы. Именно этим и определяется духовное лицо самого человека, его уникальность, бесконечная ценность, ибо только он так отображает Святую Троицу, как никто другой. И только полнота собора всех лиц может явить полноту отображения Образа Божьего. А уж сколько людей будет реально в человечестве - от нас скрыто, это - тайна.

Не могу не обратить внимания на два чуда: Три и только три основных цвета дают полноту всех возможных цветовых оттенков. И второе: в солнечном свете красный и фиолетовый концы смыкаются, образуя замкнутый круг, что необъяснимо с точки зрения современной физики и физиологии. Воистину, видимый физический свет - икона Божия.



А вот теперь вернёмся к возможности понимания, резонанса между людьми. Чем ближе их сходство в отображении божественных свойств, например, в их душах одинаково сильно логосное начало, тем легче понимание между ними. (Пользуясь нашей моделью, скажем, чем ближе их цветовые оттенки) Чем менее схожи в этом отношении люди, тем понимание труднее, тяжелее крест любви, который они должны понести, чтобы понять друг друга. Но есть в этом огромное преимущество: любя и понимая по мере любви другого, они обогащают себя тем познанием, которое было для них прикровенно в их естественном состоянии. И ещё одно замечание. Если встречаются люди, у которых сильно выражены те или иные конкретные свойства, то, несмотря на различие понимание прежде всего будет именно в этой области схожих свойств. Пример. У одного ярко выражено отеческое и логосное начало, а у другого - логосное и пневмическое, т. е. отображающее свойства Св. Духа. Ясно, что легче всего понимание возникнет в логосной области. Это может быть наука, литература, различного рода исследования, поиски "смысла", который дороже "жизни".

Смысл цвета как иконы

Вот этот действительно чудесный цветовой круг. Он не имеет разрывов, начало и конец его соединяются. И это несмотря на то, что с точки зрения современной физики они находятся на разных полюсах шкалы изменения длины волны (или частоты колебаний) электромагнитного поля, которым объясняет современная физика природу видимого цвета. "Поистине, на свете есть многое, друг Горацио, что и не снилось вашим мудрецам". И второе: всё бесконечное многообразие цветовых оттенков может быть получено различным сочетанием трёх и только трёх основных цветов - жёлтого, красного и синего.

Таким образом перед нами тварная икона, отображающая всё многообразие свойств тварного мира, являющегося тварной иконой свойств трёх божественных Ипостасей. Каждая реальность тварного мира, в том числе и человек, и душа каждого человека может быть сопоставлена с точкой на этой цветовой окружности. Это будет означать какие именно свойства Божественных Ипостасей отображает она и в какой степени. Определить свою точку - значит найти себя. Конечно на окачественность души влияют многие факторы земной жизни, но главное онтологическое различие и неповторимая уникальность каждой тварной ипостаси коренится в том, каким образом отображает она божественные свойства, какой именно уникальной иконой Божественных Ипостасей она является. Многие учёные пытались понять смысл того или иного конкретного, конечно, прежде всего основного цвета. Это, например, такие имена. как Гёте, П.А. Флоренский, Штейнер. Гёте считал даже, что самое значительное из того, что он написал посвящено именно этой теме.



Однако, когда читаешь их работы, то поражает, насколько произвольны их суждения, насколько основаны на частностях личного эмпирического опыта, и на отсутствии безусловных онтологических оснований.

А между тем, оно есть и его можно легко непосредственно созерцать и его хорошо знает каждый человек, когда - либо взглянувший на небо.

Видимо небо - образ престола Божия, и что же мы видим на нём? Во-первых, это ослепительно яркий жёлто-золотой цвет солнца, стоящий близко к зениту. Долго смотреть на него нельзя - глаз сразу же временно слепнет и мы уже не видим ничего кроме чёрного пятна, заслоняющего от нас свет солнца. Нетрудно понять, что здесь нам явлена невидимость Ипостаси Бога - Отца, Образом Которого является Сын-Логос. Так всё же мы можем увидеть солнце, издревле считавшееся образом Бога? Да, конечно. Да, конечно. Это ярко красно-пурпурный диск восходящего на рассвете или склоняющегося к закату солнца. Таким образом, красный цвет связан с Ипостасью Сына - Образа Божьего. И наконец, мы видим, что всё небо залито сине-голубой лазурью. Она не имеет своего собственного образа, но она подобна Духу Святому Божьему, "Иже везде сый и вся исполняяй". Синий свет связан с Ипостасью Святаго Духа. Как это просто, Бог не скрывает от нас ничего, но мы в нашей слепоте неспособны часто увидеть очевидное. Наше духовное зрение слабо, как и наше физическое зрение. Мы легко различаем основные цвета и дополнительные, и можем легко назвать их. Дальше труднее. Мы можем говорить. что вот этот оранжевый ближе к красному, а тот оранжевый - ближе к жёлтому цвету. Тоже происходит, когда мы пытаемся определить духовную окачественность личности или другой тварной реальности, например особенностей той или иной культуры. Часто мы можем легко сказать, что тот или иной человек отображает по преимуществу образ Отца небесного "От Которого, - по слову ап. Павла, - именуется всякое отечество на небесах и на земле". Другой по - преимуществу отображает свойства Логоса, ему внятны философия, науке, всякое логическое мышление, изобретательство и даже техника. Третий по преимуществу отображает свойства Духа святого. Он способен вдохновлять, увлекать новыми идеями , предсказывать будущее, заботится о процветании жизни на земле и о конкретных людях. Но это, конечно всё "по преимуществу", ибо душа человека есть отображение всей Троицы, а не только лишь одной из её ипостасей. Удобно поэтому говорить о соответствующей доминанте в человеке, культуре или иной тварной реальности. Если говорить об отражении в основном Трёх божественных ипостасей, то удобно связывать личность или какую-любую тварную реальность с Отцом, Сыном и Св. Духом с 1-ой, 2-ой или 3-ей доминантой.

С какой же тварной реальностью мы встречаемся, когда свойства Двух из Трёх ипостасей отображены примерно одинаково?

Человечество во многих культура считает высшими ценностями Истину, Добро и Красоту. Истина, это не просто слово или слова. Это то слово, которое укоренено в Отце (для души в уме), неразрывно с Ним. То есть это реальность отображающая свойства Слова и Отца, в котором всякое бытие и от которого всякое подлинное бытие.

Что есть добро? Это не просто жизнь, но подлинная жизнь, также укоренённая в подлинном бытии. Увы, часто жизнью, полной называют не жизнь, а её распад, разврат, в конечном счёте ведущие к её противоположности - к смерти. Истинное добро - это жизнь укоренённая в подлинном бытии и неразрывно с ним связанная. То есть отображающая одновременно свойства Отца - начало и источник всякого бытия и Духа Святаго, Жизни Подателя.

И, наконец, что есть красота? Вспоминаются стихи Заболотского:

"...что есть красота

И почему её обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?"

Так зачем же отделять прекрасный сосуд, связанный с логосом от огня животворящего и мерцающего в нём. Конечно, это их союз, это - живой образ. Так души, служащие Истине, добру или красоте могут быть связаны по предложенной терминологии с 4, 5 или 6 доминантой. И при известном опыте различить их не так уж сложно. Дальше и тоньше тоже можно, как и художнику оттенки света, но, как мы уже говорили. труднее. Хотя и этого немало для разрешения многих недоумений и непониманий.

Ответ на комментарий по поводу заметки «Смысл цвета как иконы»

Получил комментарий на иконологическую заметку №3 «Смысл цвета как иконы», за что очень благодарен.

Пишет некто под псевдонимом "Ветер".

"Нерождаемость, рождение и исхождение — только этими ипостасными свойствами и различаются между собой три Святые Ипостаси, нераздельно различаемые не по сущности, а по отличительному свойству каждой ипостаси", - говорит св. Иоанн Дамаскин, Думается, цвета к этим свойствам не имеют никакого отношения".

И тут я очень сильно удивился. И удивился сразу по нескольким, так сказать, направлениям.

1. Красным цветом (это чтобы я лучше понял, очевидно) выделено, что только этими ипостасными свойствами и различаются между собою Божественные Ипостаси. Неужели неясно, что здесь речь идёт о том, что Лица Святой Троицы различаются только ипостасными, а не сущностными, не природными свойствами, которые у них тождественны. И потому мы говорим об одном Боге, а не о трёх. Здесь в контексте у Св. Иоанна Дамаскина, как, впрочем и у других отцов, акцент делается на противопоставлении природы и Ипостаси. Говорится о том, что при тождестве природных свойств ипостасные свойства различны, и только этим различаются Ипостаси, а потому нет первого Бога, второго Бога и т. д., но Бог един. Вот главная мысль, кажется, незамеченная моим оппонентом.

2. В тексте Св. Иоанна речь идёт о том, чем отличаются Ипостаси во внутрибожественных отношениях. Моя же тема другая: действия Божественных Ипостасей по отношению к тварному миру. Если, по мнению «Ветра» никаких других различий между Ипостаями нет вообще, кому, если не Логосу причастны наши земные логосы, как учили древние христианские отцы, то кто же воплотился, кто соприсутствовал, кто животворит мир, кто сошёл в день Пятидесятницы на Апостолов и так далее. Все три Ипостаси без различия? Лихо, но к христианству отношения не имеет. Конечно Все Ипостаси едины в Своём действии, но по разному! И эти различия в конечном счёте коренятся в тех изначальных ипостасных свойствах, о которых говорил Св. Иоанн Дамаскин и другие Отцы.

3. «Ветер» полагает, что цвета к Ипостасям отношения не имеют. Это что, отрицание иконичности мира в принципе? Или сотворены цвета не Богом, а кем-то другим, или как-нибудь уж там по Дарвину, сами что ли зародились, без всякого отношения к Божественным ипостасям?

4. Если имеет место отрицание иконичности мира, то это вопрос очень и очень серьёзный, особенно в наше время когда появилось некое новое утонченное иконоборчество, возможно, связанное с духовным влиянием Востока, с его явно слабым ощущением и пониманием Логоса, как Смысла и Образа. Дескать, можно что-то невыразимо переживать, но не видеть и не понимать, а тем более не догматизировать. Об этом нужно много и серьёзно говорить. Надеюсь, Бог даст.

5. Наконец, хочу ещё раз подчеркнуть, что цветовой круг является образом, символом, иконой и никак не отождествляется с первообразом, лишь помогает в какой-то мере понять его нашему несовершенному рассудку.

Иконология слова

1) Слово - знак, оно что-то обозначает, какую-то реальность, но как именно, каким образом оно знаменует, символизирует эту реальность, каковы возможности слова во взаимодействии с этой реальностью - вот вопрос, на который мы попытаемся найти ответ.

2) Возможны различные научные подходы аналитического характера для выяснения этого вопроса. Мы же будем исходить не из анализа, но из общей картины мира, творения Божьего как иконы вечного Первообраза тварного мира - Св. Троицы. Назовем такой подход иконологическим.

3) Сущность иконологического метода заключается в том, что все образы тварного мира рассматриваются как отображение Божественных первообразов и ничто в тварном мире не может иметь своим первообразом что-то иное, кроме Творца. (Хотя возможны искажения и замутнения отображения божественного первообраза в твари вследствие ее несовершенства и пораженности грехом).

4) Итак, согласно православной святоотеческой традиции, любая реальность тварного мира имеет своим первообразом Св. Троицу, и, в соответствии с этим в ней можно различить три аспекта, три грани, являющихся отображением Трех Иполстасей Св. Троицы. Так любая реальность в тварном бытии имеет 1) собственное свое бытие, 2) свою идею, смысл, образ, 3) свою жизнь, судьбу, свое движение, изменение в пространстве и времени.

5) Душа человека, согласно святоотеческому учению, также во образ Св. Троицы имеет три грани: ум - во образ Отца, свое внутреннее слово, умом порождаемое - во образ Сына, и свой внутренний дух - во образ Духа Святаго, от Отца исходящего.

6) Слово как знак какой-либо реальности также должно иметь три грани, три главных аспекта во образ Св. Троицы. Или можно взглянуть несколько иначе: слово может восприниматься душой человека трояким образом, по преимуществу той или иной гранью души : умом, собственно словом души, ее словесной способностью и ее духом, т. е. непосредственно ее жизнью, волей, движением. Возникает как бы некий резонанс между той или иной гранью слова и соответствующей гранью души.

7) Итак, какие же три грани слова можем мы увидеть, вглядываясь в него как в икону Св. Троицы? Это: 1) внутренний смысл слова, как онтологическая возможность самого его существования, без смысла нет и слова; 2) образ, порожденный смыслом, указывающий на специфическую окачественность реальности, обозначаемой словом, отличающей ее от других тварных реальностей, образ, открывающий внутренний смысл слова, вне образа неописуемый, не изобразимый; 3) способность слова именовать предмет, быть его именем, дающим возможность обратиться к именуемой реальности, вступить с ней в некое взаимодействие, это - коммуникативный аспект слова, его жизнь, его движение.

8) Смысл вне образа и имени, сам по себе остается скрыт, подобно Отцу во Св. Троице, открываемому Сыном и Св. Духом. Все относящееся к созерцанию при явлении слова (интеллектуальному или чувственному) имеет дело с образным аспектом слова. Это дело науки, философии. Божественный Логос воплотился в тварной природе. Иконой этого в твари служит способность тварных образов воплощаться в материале. В этом онтологическая возможность техники и искусства., то есть культуры и цивилизации.

9) Слово как имя есть инструмент не созерцания, а жизненного взаимодействия. Это прекрасно сознавали те, кто пытался овладеть миром не с помощью научно-технического прогресса, а путем магии. Знать имя, значит уже в какой-то мере обладать носителем этого имени, получить определенную власть по отношению к нему.

10) Эти три аспекта слова, его три модуса : слово как смысл, слово как образ и слово как имя исчерпывают содержание и возможности слова, так как являют хотя и несовершенную, но полную, то есть троичную икону Божию.

Иконология грехопадения

Сущность грехопадения состояла в том, что человек познал добро и зло, вкусив от дерева познания добра и зла. А что такое добро и зло для человека? Это доброе или злое направление его воли.

Безгрешное состояние это такое состояние воли, которое подобно состоянию воли в Господе Иисусе Христе. Согласно учению Церкви, во Христе Его человеческая, тварная воля во всем последует "божественному и всемощному хотению", то есть воле Божественной.

Человек был сотворен существом свободным и безгрешным. Как существо свободное, человек мог различно направлять свою волю. Поскольку первый человек Адам до грехопадения был безгрешен, его воля последовала во всем воле Божией. До познания добра и зла человек и не знал, что воля его может и не последовать воле божественной, поскольку он, человек - свободен. Его состояние было блаженно и безгрешно, не было даже , говоря языком аскетов, прилога ко греху. Был Рай. Оберегая неокрепшую волю от искушений Господь запретил вкушать от древа познания добра и зла. Так родители требуют послушания неокрепшего разумом и волей ребенка своей, родительской воле, чтобы уберечь его от возможных бед.

Нарушив Божию заповедь и вкусив запретный плод, человек познал добро и зло. Он познал, что его воля свободна, автономна, что она может и не последовать воле Божией. Человек познал, что он может совершить зло, ибо не последовать воле Божией это и есть зло.

Таков прямой смысл грехопадения, вытекающий из того, что грехопадение состояло в самовольном познании добра и зла.

Нередко грехопадение связывают каким то образом с полом, понимают чуть ли не как блуд, но никаких оснований это предполагать Священное Писание не дает. Повод, а не основание находят, очевидно в том, что до грехопадения люди были наги и не стыдились, а после грехопадения устыдились своей наготы. В чем же здесь дело? Приходилось встречать такой взгляд на этот вопрос: при вкушении запретного плода в человека вошла некая космическая энергия, связанная с полом. Но опять-таки нет серьезных оснований это предполагать, а не основательными предположениями, фантазиями заниматься бесполезно и небезопасно.

Почему же, познав добро и зло, человек устыдился своей наготы? Рассмотрим это иконологически. Человек есть существо душевно-телесное, то есть его ипостась содержит две природы: духовную и телесную, космическую. Согласно учению святых отцов, первообразом человека является Господь Иисус Христос, в Ипостаси Которого соединены божественная и тварная природы.

Иконой этого соединения является соединения в ипостаси человека духовной и телесной природ. Во Христе тварная воля во всем последует воле божественной, во образ этого в человеческой природе телесная, космическая воля во всем должна последовать воле духовной, как и его воля духовная должна во всем последовать воле Божией. Но вот человек, вкусив от древа познания добра и зла, узнает, что его воля может и не последовать воле Божией.

Но, когда душа человека познала свою автономию от Бога, тогда и тело его познало свою автономию от души во образ автономии души от Бога. Если человек может в принципе не подчиниться Богу, то, узнает он, и тело его может не подчиниться его душе. После грехопадения в человеке начался мучительный для него разлад души и тела. Для человека очевидна была до его грехопадения иерархия души и тела: равноангельная душа и тело, такое же как и прочих животных, существ низших по сравнению с ангелами или с ним самим, с человеком. И вот обнаруживается, что тело может не подчиняться душе. В этом случае человек поведет себя как животное, существо низшее, неразумное.

Человек станет рабом низших влечений и не сможет им противостоять.

Животные не стыдятся следовать своим влечениям. Они не имеют разумной души, как человек. Их влечения и есть высшее проявление их природы, этим и определяется поведение животных. Здесь нет стыдного извращения иерархического отношения двух природ, здесь низшее не подменяет собою высшее в их существе. Животные наги и не стыдятся. Но для человека, обладающего кроме телесной природы, еще и высшей природой, духовной, вести себя, как низшее животное, в прямом смысле унизительно, то есть - стыдно.

Нагота телесная не стыдна тогда, когда тело целиком подчинено душе, а душа - Богу. Грехопадение нарушает этот строй. Змей соблазнил людей тем, что они, вкусив от древа познания, станут, как боги, знающие добро и зло. Но не как боги, а как животные почувствовали себя люди, нарушив божественное установление. И устыдились.

После грехопадения природа человека оказалась поврежденной. Высшая природа души вышла из повиновения Богу, природа тела вышла из повиновения душе. Оставаться в таком состоянии в непрерывном общении с Богом и нарушать Его волю было бы страшным грехом. Потому человек был изгнан из Рая и начал свой тяжкий путь на земле. Но было дано человеку и обетование, что родится на земле Спаситель.

Сам Бог, воплотившись, приняв на себя человеческую природу прошел путь послушания, был послушен до смерти крестной. Господь осуществил подвиг подчинения низшего в человеке высшему. Его тело всецело было подчинено душе, а душа - Богу. Никогда и ни в чем Господь не отклонялся от этого пути. Он осуществил в Себе то, что не осуществил Адам, восстановил образ отношений высшего и низшего в человеке, который был в Адаме до грехопадения. Взяв на Себя грехи всего человечества и искупив их, Христос открыл возможность всем людям, соединившись с Ним, идти тем же спасительным для человека путем послушания, когда воля души подчинена воле Божией, а воля тела - воле души.

Статьи


tipi-mestoimenno-sootnositelnih-predlozhenij.html
tipi-metodicheskoj-raboti-issledovatelskij-eksperimentalnij-korrekcionnij.html
    PR.RU™